Олег Кургускин

Мастер спорта международного класса, Чемпион СССР, РСФСР и РФ, четырёхкратный обладатель Кубка Европейских чемпионов, абсолютный чемпион России. В настоящее время занимает пост старшего тренера спортивного клуба «Мега-Лада» и тренера сборной России по гаревому спидвею

 

Кургускин Олег Анатольевич в настоящее время является старшим тренером спортивного клуба «Мега-Лада» и тренером сборной России по гаревому спидвею.  Многократный победитель престижных соревнований по спидвею СССР, России, Европы и мира, Мастер спорта международного класса – как видите, «послужной список» Олега Анатольевича не очень скромный. Под его руководством «Мега-Лада» стала такой, какой мы знаем её сейчас. Победы клуба и отдельных его спортсменов как нельзя лучше способны показать тренерские качества Олега Кургускина.

С 2001 по 2008 год включительно 1 место по спидвею в командном зачёте всегда оставалось за «Мега-Ладой». Кубок Европейских чемпионов клуб завоёвывал 4 раза. Никакого ранжирования в заслугах здесь нет, это просто перечисление впечатляющих результатов тренерской деятельности Олега Анатольевича. В 2007 году спидвейный мир ахнул, когда Эмиль Сайфутдинов, подопечный старшего тренера «Мега-Лады», добился наивысшего спортивного результата  в истории российского спидвея, став чемпионом мира среди юниоров, выполнив все требования, необходимые для присвоения звания Мастер спорта России международного класса по спидвею. В 2008 году Сайфутдинов Э. подтвердил свой титул впервые в мировой серии спидвея.

За годы тренерской работы Олег Кургускин подготовил четырёх Мастеров спорта международного класса (Р. Поважный, Э. Сайфутдинов, Д. Иванов, Д. Хомицевич), пять Мастеров спорта России (С. Кузин, В. Дубинин, И. Бондаренко, Р. Иванов, Д. Иванов) и воспитал 5 кандидатов в мастера спорта по спидвею (Е. Сидорин, О. Бесчастнов, В. Шибанков, Е. Гомозов, С. Карачинцев).

Интервью с Олегом Кургускиным:

ТРЕК ЖИЗНИ

Разговаривать с Олегом Кургускиным, легендой советского и российского спидвея, до странности легко. Простой в общении, по-настоящему скромный, несмотря на весь свой список заслуг. Но время от времени он одним своим коротким взглядом даёт понять, что имеет внутри такой крепкий стержень, что в случае чего берегись.
Две эпохи спидвея, три этапа развития «Мега-Лады», десятки побед, которым сам он давным-давно потерял счет... В серых, как гаревая дорожка, глазах этого человека - всё. И говорить с ним хочется долго.

Я поздно попал в спидвей, в 14 лет. До этого прошел легкую атлетику, волейбол, баскетбол, плавание, теннис, борьбу... Физически развит был, в общем. А тяга к технике с детства была.

Сейчас на спидвейных стадионах нет такого запаха, как раньше. Мотоциклы сегодня делают по экологическим стандартам, и тот самый запах сгораемой касторки сменился на синтетическую кастроль.

Начало 80-х. Моя семья жила в Элисте, и однажды зимой, на горке недалеко от нашего дома я познакомился с пацаном, Олегом Меркуловым, сыном моего будущего первого тренера по спидвею Вячеслава Меркулова. Он меня и позвал заниматься. Зиму мы покатались на маленьких мотоциклах, по снегу, а весной меня сразу посадили на гаревый мотоцикл. К осени я уже подавал надежды.

Когда этот спорт внутри тебя, особенно и усилий никаких прилагать не надо - всё хватаешь на лету.



К окончанию школы - в 83-м году - я уже был ведущим юниором в составе профессиональной спидвейной команды «Тайфун», город Элиста. Тогда же, в августе, у меня случилась первая серьезная травма - перелом ноги, со смещением и дальнейшим укорачиванием ноги. Больше полугода восстанавливался. Так эта «память» мне на всю жизнь и осталась... Почти сразу после этого ушёл в армию. Служил в спорт-роте какое-то время - до скандала с увольнением верхушки (была там история такая, когда начали шерстить всех после гибели двух спортсменов на Кавказе, и выяснилось, что в спорт-роте многие солдаты только числились, а не служили), потом в ракетных войсках на испытательном полигоне Капустин Яр. Как только вернулся обратно в команду, попал в сборную страны, как юниор. А на следующий год меня перевели уже во взрослую сборную, и с 87-го вплоть до 2000-го являлся членом Сборной СССР, а потом и России.

Я катался, брал награды и получал титулы в двух государствах, при двух разных системах. И рождение нового спидвея после развала СССР происходило на моих глазах.

В Советском Союзе спидвей был любительским видом спорта, хотя профессиональная основа у него всегда была, конечно. Спортсмены тогда в обязательном порядке числились по каким-нибудь организациям, даже зарплату получали. В застойные советские времена было очень много команд по спидвею - практически при каждом производстве, во всех городах и союзных республиках - Узбекистане, Таджикистане, Армении, на просторах Сибири. Разные лиги, разветвленная сеть.



По «очковым» была фиксированная ставка - рубль 50 копеек или два, не помню уж точно. То есть если ты набрал 10 очей - 25 рублей получил за одну гонку. За месяц мог проехать 4 гонки, получить порядка 200 рублей, плюс порядка 130-150 рублей - заработная плата от той организации, в которой числился, плюс социальные льготы... Нормально жили, в общем.

Расскажу, как мне досталась первая машина. Я стал Чемпионом СССР 1987 года, первым в истории Калмыкии Чемпионом СССР. И совет министров Калмыкии включил меня в список распределяемых по госцене четырёх «девяток», которые тогда пришли в республику. На всю Калмыкию - 4 авто! И одна из них досталась мне. Вот это тогда было событие.

В советском спидвее внешне всё серенько было. Катались чуть ли не в фуфайках, кто во что горазд. Прикрутили тебе на крылышко что-то золотистое - уже счастье. Если же ездишь в сборной в цветном комбинезоне, на блестящем мотоцикле - всё, модный. 



Мне никогда и никто в жизни не чинил преград, я достаточно легко всего добивался. Не знаю - хорошо это или плохо, но такая вот жизнь.

Младший брат пошёл сначала по моим стопам, два сезона выступал в качестве юниора за «Мега-Ладу». Но - не сложилось, и он нашел себя в другом, сейчас он механиком работает в команде. 

В 90-х вместе с развалом Союза рухнула и вся спортивная система. 91-й год в калмыцком «Тайфуне» стал для меня заключительным. Да и до этого уже года два финансирование было так себе, на уровне выживания. Проводили на стадионе «Спортлото», подогревали зрительский азарт, чтобы хоть как-то зарабатывать деньги. 92-93-й года я провёл в Черкесске, катался уже на контрактной основе за команду «Цементник». В эти годы в России осталось всего шесть спидвейных команд, я по-прежнему был членом сборной, поэтому мне легче было найти себя. Черкесскую команду содержал директор цементного завода, весь город за счет этого производства и держался. Человек отгрохал там такой стадион... К сожалению, два года всего это продлилось, потом русских бизнесменов начали выдавливать местные, и всё закончилось.



С 94-го года я в «Мега-Ладе». Участвовал во всех гонках, в которых команда становилась Чемпионом. 11 или 12 раз... Не помню, если честно. Работал в клубе при всех руководителях «Мега-Лады», пережил все моменты становления команды.

Первые мои годы в тольяттинской команде были переломными для всего российского спидвея, да и для многих других видов спорта в целом. Стало всё доступнее, нам не ограничивали выезды за границу, участие в иностранных лигах. До этого ведь была только одна возможная линия - кататься там как член сборной. Произошёл резкий скачок - российский спидвей перешёл на коммерческую, профессиональную основу. Для нас, спортсменов, это было хорошим таким толчком в развитии, да и заработки дополнительные пошли.

В 90-е годы, когда страна и город находились во всем известной ситуации, бандитские войны, перестройки, смена властей, - мы жили в каком-то отдельном ото всего этого мире. Нас знали, уважали, не трогали. Да, кто-то из нас взлетал, кто-то «звездился». Но основной состав просто занимался своим любимым делом.

В эти годы «Мега-Ладу» поднимал Гасанов, вкладывались большие деньги в развитие клуба, ничего не жалели для этого - за рубежом покупали хорошую технику, шили красивую форму, создавали условия. Гонорары тоже стали другими, конечно, появилась контрактная система. По такому же пути в тот момент пошел «Лукойл», наш тогдашний главный соперник из Октябрьского. Тогда вся борьба, по сути, разворачивалась между двумя командами. После Гасанова наступило трудное время - тогда команда находилась на распутье, и если бы её в тот момент не стал никто курировать, то может быть, и не было бы ничего больше - пришел Анатолий Алексеевич Степанов, со своим определенным видением развития. В первую очередь, конечно, финансовый вопрос был решен, команда не развалилась и ничего здесь не разворовали. Он вдохнул новую жизнь в «Мега-Ладу».

С Анатолием Алексеевичем Степановым мы всегда хорошо понимали друг друга. Возможно, потому ещё, что оба советской формации были. А он был таким человеком - крепкой старой формации в новом видении. Его уход из жизни стал тогда для многих из нас личной трагедией... Но его путь не оборвался, его продолжает Алексей Анатольевич, и также все вопросы решаются. Жизнь не остановилась.

Самое ценное в жизни - это связь между прошлым и настоящим.



Я не очень понимаю, что такое честолюбие. Ты занимаешься спортом, чтобы чего-то добиться. И одерживаешь победу, прежде всего, над собой и для себя. В любом деле ведь так, правильно? - стремишься к определенной цели. А победа - это закономерный результат работы.

Легко восхищаться победителями. Но настоящего уважения достойны те, кто умеет принять и пережить поражение.

Конечно, я не самый великий из российских спортсменов. Да, в спортивном мире меня знают, уважают. А это, я считаю, и есть главное.

Травмы, боль, победы, эйфория - всё остается где-то там, а ты идешь дальше. Есть один день соревнований - он закончился, а ты продолжаешь движение.



Выезжаешь на дорожку - концентрация на пределе, перебираешь в голове очередность действий, стараешься ещё успеть изменить какие-то настройки, посмотреть дорожку, попробовать стартануть, слиться полностью с техникой. На самом деле всё это происходит за считанные секунды - подъезжаешь к старту, и всё - зелёный свет, лента. Остальное уже на автомате почти.

Иногда бывало так, что я не помнил о заезде вообще ничего - ни как выехал на него, ни как приехал. Болезненные какие-то провалы во времени и пространстве.

Я ни о чём особенно не жалею. Разве что с сегодняшней современной техникой и условиями я был бы гораздо лучше и результативнее, чем тогда. Сейчас всё в новом формате - техника, возможности, спорт в целом. Как этим можно не пользоваться? Если я на стандартной «Яве» в своё время добивался результатов на мировой арене, то что было бы сейчас...



30 лет - практически всю жизнь я в этом спорте, в этой тусовке, в этом мире. Я не представляю себя вне его. И да, я кое-что в нём понимаю.

Я живу сегодняшним днём и не строю долгосрочных перспектив.

Семьи своей за время спортивной карьеры я почти не видел. 2-3 месяца в году был дома, а остальное время - постоянно в разъездах, на сборах. Приехал - родился сын, заехал в роддом, помахал в окошко, на следующий день улетел. Вернулся на 3-4 дня через месяц, снова уехал, приезжаю - сын уже «папа» говорит...

У меня был мотоцикл с люлькой, который мне отец подарил, когда я из армии вернулся, «Иж Юпитер-5». Ну я и покатал сына, годика полтора ему тогда было... С тех пор у него какое-то отторжение к технике вообще. А вот разбираться со всеми теоретическими тонкостями в спидвее ему интересно. Он знает практически всех спортсменов всех лиг, таблицы сам разрабатывает. Сейчас судьёй первой категории работает на гонках.
Никто не обязан идти по моим стопам. У каждого своя дорога.



Последние лет пять как-то особенно заметен приход другого времени. Спорт берёт всё новые планки , и молодежь новый характер показывает... Уже взрослые ребята, а самостоятельности никакой - всё папы и мамы их за ручки водят, слова им плохого не скажи. Это очень усложняет работу с ними, их спортивный рост. Да и конкуренция сейчас  другая, выше. Нужны сразу талантливые, перспективные, чтобы за определенный, сравнительно небольшой промежуток времени, становились крепкими спортсменами. Чаще же амбиции опережают реальное развитие. Большинство подростков стремится в университеты, а в спидвейные школы нужны пацаны безбашенные, сорвиголова. Такие характеры ближе к этому спорту, а человек, который стремится в университет, чтобы стать в перспективе каким-нибудь клерком - уже совсем не то. Зачем ему спидвей? Много детей ходит сейчас в нашу школу по спидвею - по большому счету просто так, научиться кататься. И все понимают, что школа в основном работает для общего спортивного развития детей, а реальных спортсменов оттуда выходят единицы.

Жалко потраченного времени на тех пацанов, которые поначалу подавали неплохие надежды, ты ими занимался, возился, а потом - у них вдруг изменились планы. Жаль потраченных усилий, надежд. Вот и сейчас у нас там есть человек пять перспективных, но из этих пяти если хотя бы один станет гонщиком - и то хорошо.

Воспитанников у меня нет, есть - единомышленники. 



Когда я ещё только пришел в «Мега-Ладу», и был в звёздном составе российского спидвея, в команду пришла троица - Сергей Даркин, Сергей Ерошин и Роман Поважный. Они учились у нас, старших. Сейчас Рома - звезда, тот же Сергей в нормальной спортивной форме... К тому моменту, когда я стал тренером, коллектив уже был сплоченным, все подтянулись к одному хорошему, стабильному спортивному уровню. А потом - увы - единицы вышли за юниорский предел. Вот Эмиль Сайфутдинов - да, но он сам по себе был талантлив сразу, к нему и усилий-то никаких не нужно было прилагать. Человек дальше стремился. Он принес нашей команде хорошие достижения, а то, что вышел потом из состава «Мега-Лады» - это просто жизнь.

Бесчастнов вырос на моих глазах. Много желания у него, и достиг в целом неплохих результатов. Но ему уже надо быть уровнем повыше. Нужен результат. А для этого необходимо много ездить. Ездил бы он, к примеру, в той же Польской Лиге - гонок 15, да здесь бы во всех гонках участвовал, то был бы определенный толчок к развитию спортсмена... Надеюсь, он ещё стрельнёт.

Какой ты в жизни, такой ты и в спорте. Всё так.

Успех тренерской работы - в опыте плюс интуиции. Пока проводишь тренеровки, наблюдаешь, кто из спортсменов в каком состоянии, насколько готов. Потом нужно не просто фамилии по заездам расставить, а подумать - кого с кем состыковать, и кого с кем наоборот не ставить. Чутье, конечно, никто не отменял, но главное - всё-таки опыт. Я как спортсмен когда-то всё это проходил, всю глубину, суть спорта знаю.



Удача сама по себе не приходит, для неё всегда нужно подготовить основу. Так и с набором команды на следующий сезон. Существует статистика, которую нужно уметь анализировать. Выбираем спортсменов так, чтобы знать наверняка - должно сработать. При том раскладе, который мы сейчас замутили на следующий год - это будет борьба за золото, однозначно.

В этом сезоне немного не доработали, потому что по юниорам определенный провал есть, да и двое взрослых не дотянули до своего уровня. Если бы было, к примеру, у нас три белоусовых и три лагуты, то имели бы стабильные юниорский и взрослый составы. Но всё не так просто, спортсменов хороших совсем немного. Российских вообще всего пятерка топовых, которых действительно можно отнести к группе А. И поэтому так всё складывается в российском спидвее: кто на себя одеяло перетянет - тот и чемпион.

Сейчас в нашем спидвее всё предсказуемо. Борются всего три команды, а две - всегда в аутсайдерах. Надеюсь, что когда-нибудь будет как-то так: смешаем в кучу имена, из шапки вытащим, распределим по клубам спортсменов, и все шансы уравняем. Тогда спорт станет интересным, зрелищным. И тогда каждая гонка - это будет работа, конкуренция, без скучных «трамваев» и с итоговыми результатами 46:44, 45:45. Мечты, что поделать.

Автор: Наталья Логинова
Фотограф: Алексей Молотов