Олег Кургускин: Я просто иду дальше

У нашего прославленного гонщика, главного тренера спидвейной команды "Мега-Лада" юбилей

Олег Кургускин — спидвейный гонщик, мастер спорта международного класса, главный тренер клуба «Мега-Лада». Двенадцатикратный чемпион России в командном зачете, четырехкратный чемпион России в личном зачете, трехкратный чемпион России в парном зачете, вице-чемпион мира в составе сборной России, трижды обладатель Кубка европейских чемпионов… 11 апреля у Олега юбилей — 50 лет. Чем не повод встретиться?

Встреча-то состоялась, но разговор шел в одни ворота: говорили о том, что интересно Кургускину, а не мне. И это штришок к характеру гонщика и тренера. Когда я пыталась склонить Олега к воспоминаниям о славном прошлом, о примечательных гонках, он усмехнулся:

— Ну зачем сейчас об этом? Было и прошло, обо всем уже написано, сейчас другое время, другие заботы. Я перестал гонять почти восемь лет назад и сейчас сосредоточен на тренерской работе.

А ведь мог Олег Анатольевич в честь юбилея еще понежиться в лучах прошлой славы, поностальгировать, вызвать слезу умиления у болельщиков, вспоминая судьбоносные баталии на гари. Не стал. Согласимся, что это дорогого стоит: не каждый может вовремя и достойно уйти с вершины.

Оправдал надежды

Олег родился в Элисте и поздно попал в спидвей — в 14 лет. До этого прошел легкую атлетику, волейбол, плавание, теннис… Однажды зимой познакомился с Олегом Меркуловым, сыном своего будущего тренера по спидвею Вячеслава Меркулова. Он и позвал Кургускина заниматься. Зиму покатались на маленьких мотоциклах по снегу, а весной Олега пересадили на гаревый мотоцикл. С тех пор Олег зимой не катался — «холод не люблю», как он говорит. К осени Кургускин уже подавал надежды… В 1983 году Олег уже был ведущим юниором в составе профессиональной команды «Тайфун». В августе того же года случилась и первая серьезная травма — перелом ноги со смещением. Больше полугода восстанавливался… После армии продолжил заниматься спидвеем, попал в сборную СССР.

— Я стал чемпионом СССР 1987 года, первым в истории Калмыкии чемпионом. И правительство Калмыкии включило меня в список распределяемых по госцене четырех «девяток», которые тогда пришли в Республику. На всю Калмыкию — четыре авто! И одна из них досталась мне. Вот это тогда было событие.

— Олег, а первая травма может сломать гонщика?

— Есть такие ребята. Хорошо начинает, выигрывает, выходит, предположим, в полуфинал и тут — крутое падение, пусть и не всегда с травмой. И совсем скоро становится ясно: преодолеет пацан страхи или начнет беречь себя. Такой гонщик продолжает кататься, но прогресса уже нет, он, может быть, неосознанно, но боится повторить травмоопасную ситуацию. Этот в гору уже не пойдет, он эту гору обойдет. По-человечески это понять можно, но для спидвея сломленный, упавший духом гонщик уже не гонщик.

Мал золотник, да дорог

— Много ли талантов подрастает в спидвейной школе? Или просто приходят научиться кататься?

— Школа для того и существует, чтобы дать общее представление о технических видах спорта. Некоторых пацанов родители силком отрывают от планшетов, чтобы привести к нам, понимают, что Интернет не заменит физической и технической подготовки. Но такому «ботанику» спорт разве нужен? В спидвейных школах важны ребята безбашенные, сорвиголова. Немало детей ходят сейчас в нашу школу, по большому счету, просто чтобы научиться кататься на мотоцикле. И все понимают, что школа в основном работает для общего спортивного развития детей, а реальных спортсменов оттуда выходят единицы. Но это тоже хороший результат, поскольку стартовые возможности даются всем одинаковые, а на финиш выйдут сильнейшие. Практически у нас каждый год появляются кандидаты в ледовую и гаревую команды. Уже на слуху имя Никиты Толокнова, это наш воспитанник. Хорошо показали себя и Большаков, и Литвинов, и Монахов…

— А Глеб Чугунов?

— Он из «Салавата», но профессионально поднялся у нас, в Тольятти. Я бы назвал его Эмилем Сайфутдиновым номер два, он уже вышел на международный уровень среди юниоров. У Глеба есть прогресс, движение. Но такие, я повторюсь, появляются один на двадцать.

— Так все-таки способности гонщика от природы?

— Могут звезды сложиться так, что именно на этой стезе у человека получается все. Талант от Бога, который случается и в любой другой профессии. Развивать его — уже кропотливая работа. На мой взгляд, у Эмиля и звезды сложились, и работоспособности хоть отбавляй, и ему легче все дается. Но есть и другая категория гонщиков, которые берут настырностью, характером, трудолюбием, то есть делают себя сами без вмешательства природы. И это достойно большого уважения. Вот Виталий Белоусов из таких, у него есть задатки для спидвея, но еще больше трудолюбия, терпения и стремления, и травма его не согнула, он из бойцов… Надо быть готовым к тому, что не всегда участие в гонках — это золотая медаль. В этом гаревом сезоне будет участвовать около 60 человек, но ведь только шестая часть из них может оказаться на пьедестале почета. Но без остальных 50 соревнования тоже не могут состояться, они нужны. И тут вечный вопрос: ты катаешься только за личный успех или потому, что любишь этот спорт и делаешь все возможное, чтобы помочь команде?

— Ну не могу не спросить тогда: братья Лагуты от природы такие наглые?

— Да какие же они наглые? Хорошие задатки плюс профессионализм. Да, Гриша гоняет агрессивно, но ведь может себе это позволить: он в свое время занимался мотокроссом, где все непредсказуемо и не так плавно, как в спидвее. Гриша виртуозно обращается с техникой, он с ней одно целое. Его езду можно назвать своеобразной, но не наглой.

— Он как будто родился с мотоциклом в обнимку?

— Да у них там все такие. Нынче уже самый младший брат Паша Лагута гоняет вовсю, заявлен на этот сезон.

Волки и овцы

Тут вижу: на вешалке шкура висит, большая, сероватая, с подпалинами. Кургускин замечает интерес и комментирует:

— Это волчья. Две было, одну тренеру «Востока» Столярову подарил на день рождения.

— Так вас теперь двое — волков-то — среди тренеров спидвея?

— Выходит так. Но это не мои охотничьи трофеи.

— Слышала, утиную охоту уважаешь?

— Не только, можно и на кабанчика. А волков встречал. Один раз притаился у болотца, уток ждал, а на другую сторону волчара забрел. Спокойный! Красавец! Ничего не боится, все чует. Попил без спешки, посмотрел кругом… Да, взгляд у него тяжелый, цепкий. И так же без спешки ушел. Он будто знал, что у меня только мелкая дробь, которой его не проймешь.

— Охота и спидвей, на мой взгляд, разные вещи. В спидвее — скорость, напор. На охоте — терпение, выжидание…

— А кайф одинаковый.

— Поняла. Если все это сложить — скорость, напор, выжидание, получится хороший гонщик?

— Может быть. Я какой в жизни, такой и в спорте.

— Олег, по знаку зодиака ты — Овен. Характер неоднозначный, несмотря на всю простоту в общении, есть и вспыльчивость, и упертость…

— Да все бывает. Да, могу огрызнуться, но на пользу дела. Ну а если я в чем-то уверен, то доказать обратное мне невозможно, смысла нет. Да, упертый. Но не агрессивный, наоборот, стараюсь сглаживать все конфликтные ситуации, не доводить до крайности.

— 50 лет — возраст, когда идет переоценка ценностей. И уже не выходит как раньше: вмиг поднялся и поскакал куда позвали? Или еще можно позажигать?

— А почему нет? В определенной компании, в определенном месте и при определенных обстоятельствах очень даже могу… А если серьезно, победы, эйфория, травмы, боль остаются где-то там, а ты просто идешь дальше. Я больше 30 лет в спидвее, в этом спорте, в этой тусовке. Я не представляю себя вне его. И да, я кое-что в нем понимаю. Я не самый великий спортсмен в мире, но меня знают, уважают в спортивном мире, и это, наверное, что-то да значит.

Да, вот ровно два года назад курить бросил после 30 лет употребления, так сказать. Трудно было, не скрою. А что? Выдержка плюс характер…

И живу я сегодняшним днем, не строя долгосрочных перспектив. Одна, правда, есть задачка на ближайшее время: золото для команды в этом сезоне.

Источик: газета
Автор:Галина Плотникова
11 апреля 2016
Распечать